9 May 2017

nkps: (Default)
 В прошлом году, как раз 9 мая, ознакомился с интересными воспоминаниями ветерана железнодорожных войск Львовича Юлия (Евеля) Моисеевича. А сегодня ещё раз открыл просмотреть и хочу привести некоторые отрывки, которые наиболее обратили на себя внимание.

Репрессии, конечно, мне запомнились. Я, значит, про это могу так сказать. В нашем доме, например, жил один сотрудник НКВД. Какова его дальнейшая послевоенная участь? Когда в 1953-м году в стране проходила известная волна реабилитаций, его расстреляли по доносу. 
 
...я попал в железнодорожные войска и провоевал в их составе всю войну. Поначалу, когда меня туда направили, я из-за этого очень, конечно, расстроился...
Фронт, конечно, действительно отмел все мои детские недовольства и иллюзии, как говориться, в отношении того, что я попал в железнодорожные войска, а не в минометчики, артиллеристы или летчики.
 
Позже мне определили, что у меня спайки в ухе были какие-то из-за болезни. Так вот, взрывная волна мне их оборвала, и всё. Дома я, конечно, никогда об этом не рассказывал своим родным. Еще этого не хватало! А такое я сказал: что меня вылечил на фронте от потери слуха фашистский летчик, по сути дела.

Про Ленинград после Блокады.
Смотреть дальше )
В журнале нарисована женщина в милицейской форме, которая держит голову ребенка зубами, как у волка, и ест его. Это немцы, как украинцы в Киеве сейчас, так делали свою геббельсовскую пропаганду. Короче, там женщина-милиционер пожирает ребенка.

Там далее есть про то, как удалось избежать наказание за факт увиденной вражеской пропаганды. Почитайте.
 
Если знаете, там есть такая станция Олонец. В царское время она являлась ссыльным местом. Местное же население, которое там проживало, славилось тем, что ненавидело русских. 
 
Выдавливали наших, все уничтожали, взрывали. Мы не знаем их местность, а они все знают. Карелы, дружественная им нация, воевала против нас на их стороне. Ну карелы и финны — это, по сути дела, одно и то же.
 
Он говорит (а это был же конец 1948 года, осенью где-то): «Сейчас подняли головы многие наши антисоветчики». 
 
Когда, значит, Лугу наши обороняли, туда в бой бросили железнодорожные батальоны. И все они там так и остались. Почему? Потому что слабо были вооружены. После этого поступил приказ от Сталина: запретить участвовать в боевых действиях саперным, инженерным и железнодорожным войскам. Ну а в Кенигсберг их все-таки бросили.
А Сталина, знаете, кто ругал? У кого родные пострадали или сами они были репрессированы.

Про приписки.

Нашлась одна рота, где люди приписки делали себе. А я по своей должности - ротный нормировщик. Это означает что? Я должен проверить все наряды, объемы работ, описание работ, и прочее-прочее. Для этого у меня имелись карты, где указывалось, сколько там надо грунта, и так далее, и тому подобное. Я заметил в одной из рот приписки. Явные приписки! Мы таскали землю на носилках 200 метров. Какие там 200 метров! Я по карте это смотрел и проверял. Так там расстояние равнялось не двумстам, а двадцати метрам. Ведь если они все это перетаскивали на 200 метров, то для этого требовались тачки, вагонетки. Все это можно сделать было, так как дело происходило в мирное время. Я об этом доложил своему начальнику-командиру — инженер-майору. А в это время как раз выявляли в финотделе мертвые души. Но там получалось что? Эти авантюристы предоставляли ведомость на оплату, а там указывались люди, которых в части давно уже не существовало, - они демобилизовались. И командир роты, помкомвзвода, помкомроты, видимо, узнали это дело. Ну а я рапорт написал, где указал: наряд такой-то, объемы такие-то, увеличены вместо 20 метров до 200 метров, ну и так далее. Расценки-то выше! И вот, в один прекрасный момент, я, значит, иду по городку, как вдруг меня встречает командир этого взвода, здоровый, который как раз и занимался теми самыми приписками. А их перед этим вызвал к себе комбат, командир батальона. А комбат у нас был подполковник ого-го какой, - очень строгий. «А, - говорит он, показывая на меня, - вот кто сработал». И врезали они мне в скулу. Я уж забыл, кто из них: командир взвода или старший сержант. По-моему, старший сержант врезал. А в это время шел мимо Иван Кулак. Он, значит, подбежал и с ходу врезал этому старшему сержанту. Он мне в скулу, а тот, значит, ему в зубы. У него, кроме того, еще свисток был. Он свистнул. А там недалеко караульное помещение находилось. Оттуда выскочили ребята, находившиеся в карауле. Так их и сцапали обоих и разжаловали впоследствии. Я не знаю, сколько им дали.
Это только вот тот майор так поступил, - ему, значит, вагон дали по личному распоряжению Рокоссовского. 
 
Вот, скажем, например, младший лейтенант, который завел нас в болото к передовой, кстати, что меня еще больше удивило, оказался одной нации со мной. Но вел себя он по отношению к нам себя так, как будто мы — быдло для него все равно. Высокий такой. Мы его терпеть не могли.

Ещё раз ссылка.
 

Profile

nkps: (Default)
nkps

July 2017

M T W T F S S
      1 2
34 5 678 9
1011121314 15 16
1718 19 20212223
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 18:44
Powered by Dreamwidth Studios